Защита прав психолога – защита прав ребенка

Ершов Ю.Л., к.ю.н., практикующий адвокат, доцент кафедры Гражданско-правовых дисциплин юридического факультета Курганского государственного университета.

www.cchr.ru

Ситуация в стране порой меняется весьма стремительно. Поэтому крайне важно осознавать происходящие в стране изменения и не отставать от них. Масла в огонь в этом смысле нередко подливают законодатели, не озабоченные излишней стабильностью законодательства и в силу этого, видимо, часто его меняющие. С другой стороны, гражданская активность населения растет, и вызовы, с которыми приходится встречаться в связи с этим, бывают весьма неожиданными.

Одна из таких сфер, где изменения оказались достаточно заметными- это психология. В особенности та ее сторона, которая касается деятельности психологов в школе и вообще, в отношении детей.

Всего каких-то пару десятилетий назад понятие «школьный психолог» было скорее экзотическим, больше напоминало что-то иностранное и не очень обычное. Однако в 90-ые годы школьных психологов стало появляться все больше, так, что со временем такой специалист появился практически в каждой школе. Соответственно, стала складываться и какая-никакая практика их работы, стали выявляться различные тонкости этой нелегкой работы, ее узкие места и подводные камни. И то, что на сегодняшний день можно в качестве такого узкого места обозначить —  это правовая сторона работы детского психолога.

Специального законодательства в этой сфере практически не существует, а то, что имеется, имеет весьма разрозненный и несистематический характер. А общие законы, такие, как ФЗ «Об образовании», Гражданский кодекс РФ, Семейный кодекс РФ, Конституция РФ, наконец, не говоря уже про Конвенцию о защите прав детей, не многие воспринимают как требования, которые распространяются и на сферу психологии тоже.

И вот, практика стала одну за другой порождать связанные с этим проблемы. Проблемы обычно начинаются с конфликтов. В школах эти конфликты могут быть связаны с недовольством родителей тем, что с их ребенком кто-то без их ведома работает помимо самих педагогов, и, более того, появляются рекомендации, пожелания, результаты тестов, исходящие от психолога и адресованные родителям…

В результате вокруг работы психолога развилось несколько более-менее громких конфликтов, приобретших юридическую окраску, в работу вынуждены были вмешаться правоведы, государственные органы, замаячила судебная перспектива.

Один из примеров: в первый класс пришел психолог, и без ведома родителей на уроке провел детям тест, который выражался в пожелании нарисовать человека. Дети, как могли, нарисовали. Спустя какое-то время в дневниках двух из них появилась выполненная красным стержнем запись от классного руководителя «такого то числа — на ПМПК!». Потом классный руководитель объясняла, что она ошиблась, и речь шла не о ПМПК, а просто о беседе. Но, «что написано пером, не вырубишь топором». ПМПК — это психолого-медико-педагогическая комиссия, орган, который может на основе исследования уровня развития ребенка, состояния его здоровья и пр. рекомендовать перевод его в другое учебное заведение, коррекционный класс и т.д. Ее прохождение ребенком — дело доброй воли родителей, но все ли об этом знают?

На практике это не всегда знают даже педагоги, чего уж ждать от родителей.  Когда родители упомянутых детей пришли в назначенное время в школу, они оказались под перекрестным огнем: школьный психолог, завуч, классный руководитель с трех сторон стали убеждать их перевести ребенка в коррекционный класс, так как тест, ранее проведенный психологом, якобы выявил серьезное отставание в развитии. В частности, один мальчик нарисовал человека так, что у него вышел, по выражению психолога (по-видимому, взятому откуда-то из специальной литературы) «головоног». То есть, голова на ногах, без туловища. По мнению психолога, опирающемуся на методику теста, это показатель серьезной задержки психического развития[1].

Родители, выдержав эту атаку, и отказавшись от перевода детей в другие классы, обратились к адвокату. Ситуация вышла за рамки внутришкольного конфликта, управление образования вынуждено было вмешаться, провести проверку. По итогам ее школьный психолог и классный руководитель (за запись в дневнике о «ПМПК») подверглись дисциплинарным взысканиям. Психологу также было рекомендовано повысить свою квалификацию.  До суда не дошло именно благодаря тому, что родители оказались удовлетворены своевременными мерами по защите себя и детей со стороны управления образования. Иначе судебного иска было бы не избежать, ведь для родителя свой  ребенок всегда самый лучший, и подобные действия в родительском сознании близки к оскорблению и посягательству на самое святое. А поэтому и гнев родительский бывает неудержим.

Таких примеров, когда родители постфактум узнают о проведении каких-то «манипуляций» с их детьми, уже достаточно, и известно о них становится именно из конфликтных ситуаций. В г.Находка вместо урока физкультуры детям проводят психологические тесты, и снова — возмущенные письма в органы управления образованием, а в ответ на них из органов управления извинения перед родителями с заверениями их в том, что подобное более не повторится.  А ведь ерундовый вопрос: даже Этический кодекс практического психолога — и тот требует письменного согласия родителей. К чему же создавать себе проблемы на пустом месте, если закон уже предусмотрел, как защитить психологов от сложностей? Именно письменное согласие родителей о проведении в отношении ребенка каких-то тестов может защитить психолога от серьезных неприятностей в будущем. И лучше всего такое согласие делать информированным: тест должен быть в согласии не только назван, но и описан, равно как и его назначение, возможные результаты, и то, как они будут использоваться. Чем полнее информация о тесте, под которой подпишутся родители, тем больше уверенности в том, что в последующем не закипят страсти. Еще одна практическая рекомендация от юриста: если один родитель «за», а второй- «против», тест проводить нельзя. Жалобы и конфликты точно будут, они уже есть, раз есть возражения. Это — красный сигнал опасности для любого психолога.

Важно обеспечить и строгую конфиденциальность любых результатов тестов, даже проведенных с согласия родителей (они не касаются даже педагогов этой же школы, так как содержат сведения, оставляющие тайну частной жизни, гарантированную Конституцией РФ), равно как и чиновников, других родителей и других детей.  Они не касаются даже врачей — без согласия родителей.  Ведь медицина и психология — это абсолютно разные сферы деятельности, их нельзя путать. Правовой режим их функционирования сильно отличается.

И наконец, важно соблюдать крайнюю осторожность в использовании даже тех тестов, что проведены с согласия родителей. В общем-то, родители ведут ребенка в школу, то есть для обучения, а никак не для коррекции его состояния, для этого они могли бы обратиться напрямую к соответствующему специалисту. Поэтому не удивительно, что они часто в штыки воспринимают любые пожелания о направлении детей в коррекционные классы, не говоря уже про вспомогательные  школы. Диагнозы ставить психолог просто не имеет права, и это может стать отдельным конфликтом. ПМПК — также дело добровольное.

Это- рекомендации практические, которые могут помочь защитить себя от неприятностей в каждодневной деятельности.

Но важно осознавать и глобальные проблемы. Как видится, их по меньшей мере, три. Первая уже немного затрагивалась выше, но важно ее обозначить именно как фундаментальную. Психолог должен понимать, что «царь и бог» в отношении любых касающихся ребенка вопросов — его родитель. Конфликт с родителем – гибелен, закон именно за родителями закрепляет всю полноту ответственности и возможности решения вопросов развития ребенка. А это отнюдь не только сами тесты и анкеты. Это также и деликатное отношение к воспитанию ребенка родителями (если они не применяют насилия и не склоняют к противоправной деятельности). Уважение их взглядов на воспитание и образование, выбор религии, увлечений, и т.п. Психолог может помочь родителям в чем-то, если они того хотят. Остальное — опасная сфера, угрожающая конфликтами.

Вторая проблема: осознание, что даже в отсутствие специальных законов есть общие законы, которые обязательны для всех, включая и психологов. В первую очередь это Конституция РФ, а также: Гражданский и Семейный кодексы, Закон «О защите прав потребителей», ФЗ «Об образовании», Конвенция о правах детей. Простое соблюдение заложенных там гарантий неприкосновенности личности, уважения ее прав и достоинства, соблюдение родительского суверенитета, в значительной степени обезопасит специалиста. И можно посоветовать как издание специальных подборок законов, которые в первую очередь актуальны для психологов, так и проведение специальных семинаров по этой теме- в том числе с участием юристов.

Третья проблема- это создание отдельного правового нормативного акта, что-то вроде Основ законодательства о психологической деятельности, который бы четко назвал все принципы, требования и гарантии, так нужные сейчас.  Это создаст устойчивый фундамент для созидательной работы, максимально защищенной от конфликтов.


[1]              Бедные колобок и чебурашка! Точнее, их авторы. Создатели теста, видимо о свободе творческого  самовыражения понимают что-то совсем уж особенное, и на этих персонажах не росли.

Чтобы оставить комментарий, воспользуйтесь вашим аккаунтом социальной сети Login

Подпишитесь на нашу рассылку