Свобода совести – основа демократического общества

Был день, когда господней правды молот
Громил, дробил ветхозаветный храм,
И, собственным мечом своим заколот,
В нем издыхал первосвященник сам.
Еще страшней, еще неумолимей
И в наши дни – дни божьего суда –
Свершится казнь в отступническом Риме
Над лженаместником Христа.
Столетья шли, ему прощалось много,
Кривые толки, темные дела,
Но не простится правдой бога
Его последняя хула…
Не от меча погибнет он земного,
Мечом земным владевший столько лет, –
Его погубит роковое слово:
«Свобода совести есть бред!»

— Ф.Н. Тютчев, Encyclica

Столь сильные эмоции, заложенные в стихотворении российского посла и известного поэта Ф.Н. Тютчева, на наш взгляд, порождены пониманием того, что отрицание свободы совести это отрицание основ существования общества и для религиозного лидера оно сродни самоубийству. Данное стихотворение было написано в связи с обнародованием 26 ноября 1864 года энциклики папы римского Пия IX, осуждавшей в числе прочих «заблуждений века» свободу совести.

К сожалению, и в настоящее время, не все понимают, что свобода совести является основой демократического общества. Это не удивительно, поскольку многие из нас выросли в советское время, где отношение к религии формировалось на основе фразы «религия – опиум для народа».
Лишь узкие специалисты знали, что эта фраза вырвана из контекста, полная цитата Карла Маркса: «Религия – это вздох угнетенной твари, сердце бессердечного мира, подобно тому, как она – дух бездушных порядков. Религия есть опиум народа». Не правда ли, фраза, вырванная из контекста, имеет совсем другой смысл?

Другой немаловажный фактор для правильного понимания, известной фразы К.Маркса – это то, что опиум считался в 19 веке обезболивающим лекарством, а не наркотиком.

Эта фраза из работы, написанной К.Марксом в конце 1843 – январе 1844 г., и опубликованной в журнале «Deutsch-Franzoesische Jahrbuecher» в 1844 г. Впервые зависимость от морфия как болезненное состояние была описана лишь в 1877 году германским медиком Левенштайном. Конечно же, нам об этом никто не говорил, что привело к тому, что эта неправильно понятая фраза, вырванная из контекста, создавала крайне искаженное отрицательное отношению к религии.
Пора уже признать истинное значение религии в обществе. Ведь именно религиозная свобода была родоначальницей всех «естественных прав».

На почве признания полной религиозной свободы, отделения церкви от государства выросли американские «декларации прав» – отдельных штатов и всего союза – декларации, послужившие образцом знаменитому акту французского национального собрания – Декларации прав человека и гражданина 1789 года. Убедительное исследование немецкого юриста Георга Еллинека в книге «Декларация прав человека и гражданина» о корнях рождения концепции прав человека показывает, что именно стремление к религиозной свободе стало причиной принятия Декларации штата Виргинии 1776 года, которая оказала сильнейшее воздействие на все последующие декларации прав человека.

***
В современном конституционном праве России свобода совести понимается как отношение человека к религии, как его самоопределение по отношению к ней. В большом толковом словаре совесть определена, как «чувство моральной ответственности за свое поведение; нравственные принципы, взгляды, убеждения».

Слово совесть образовано путем создания кальки с греческого оригинала, буквально значившего «совместное познание». Так и было создано слово «со-весть» – узнавание вместе, совместное получения знания, ведания (Скловский К.И. «Работа адвоката по обоснованию и оспариванию добросовестности в гражданских спорах»).

Таким образом, можно понимать свободу совести, как свободу на самоопределение личности, свободу иметь нравственные принципы, взгляды и действовать в соответствии со своими убеждениями, получать знания и распространять их. Поскольку моральные нормы в большинстве своем содержатся в религиозных учениях, свобода совести включает в себя свободу вероисповеданий.

Из чего следует, что свобода совести включает в себя право на обучение религии. Это обучение двух видов. Первое – это право изучения религии: изучение религиозных трудов, ознакомление с религиозными обрядами, применение духовных практик с целью духовного совершенствования и повышения моральной ответственности, причем не только за себя, но и за свое окружение. Второе – это право действовать с целью распространения своих религиозных убеждений: передача религиозных убеждений другим лицам, ознакомление их с религиозными положениями с целью помочь им осознать «путь к спасению», помочь осознать для чего живет человек, кто он на самом деле, каково его место в мироздании и другие религиозные вопросы. Как пишет великий исламский просветитель 20 века Муххаммад Аль-Газали в книге «Права человека в исламе»: «Цель веры не в укрощении человека, как животного, ради добрых дел, а в том, чтобы его разум развивался при помощи науки, а душа эволюционировала».

***
Надо отметить, что еще в ХХ веке начали распространяться две противоположные тенденции: рост нетерпимости и рост толерантности. Развитие человечества в конечном итоге зависит именно от того, какая из тенденций одержит победу. Нетерпимость основана на непризнании за другими людьми возможности иметь мнение, взгляд, убеждение, отличное от их собственного. Лица, проявляющие нетерпимость, фактически отказывают другим в способности разумно мыслить и действовать. Нетерпимость – это отрицание свободы совести для других. Но только попробуйте поставить под сомнение их взгляды.

Однако общество будет преуспевать лишь тогда, когда граждане будут в состоянии правильно оценивать факты, будут в состоянии отличать добро от зла, а не слепо доверять тем или иным идеям. «Зрелый гражданин – это не человек, который воспитан на принципах специальной идеологии (например, пуританства или критического рационализма) и который носит ее с собой, подобно духовной опухоли. Зрелый гражданин представляет собой личность, которая научилась развивать и обогащать свое мышление, а затем приняла решение в пользу того, что представляется ей наиболее подходящим. Это личность, обладающая определенной духовной стойкостью (которая не подпадет под власть первого встретившегося ей уличного зазывалы) и, следовательно, способная сознательно избирать то занятие, которое кажется ей наиболее привлекательным» (Фейерабенд П. «Избранные труды по методологии науки»).

Соответственно, политика нетерпимости и запретов инакомыслия основана на отсутствии возможности существования зрелых граждан, способных разумно мыслить и делать правильный выбор.

В основе же толерантности лежит уважение к личности, и ее праву на самоопределение. Идеи толерантности содержатся в общепризнанных принципах международного права, которые, в соответствии с частью 4 статьи 15 Конституции РФ, являются частью правовой системы Российской Федерации: Все люди рождаются свободными и равными в своем достоинстве и правах. Они наделены разумом и совестью и должны поступать в отношении друг друга в духе братства (статья 1 Всеобщей декларации прав человека).

***
Существуют люди, именующие себя сектоведами, которые настолько радикально настроены против других религий, что охотно верят всяким слухам и собирают их и распространяют «с пеной у рта». Причем с искренней убежденностью и одержимостью, напоминая порой Незнайку (герой сказки Носова), который придумал, что Солнце падает, и сам в это искренне поверил, породив панику и став сам жертвой этой паники.

Безусловно, государство не должно действовать на основе ложной, предвзятой информации, должно быть достаточно здравого смысла, чтобы понимать необходимость действования только на основе правдивой информации.

Тем более что религиозные убеждения всегда были цивилизирующим стержнем в обществе. Как справедливо отметил Президент России В.В. Путин в своем выступлении в Казани на III Всемирном конгрессе татар: «У нас сейчас нет ничего другого, кроме религии, что может до каждого из нас донести общие человеческие ценности. Ничего другого нет. Поэтому если кто-то людей оттаскивает от церквей, от мечетей, от синагог, я думаю, что это ошибка. Это мое частное мнение, а государство и я, как глава государства, не можем вмешиваться в деятельность конфессий».

Людей нельзя изменить, просто запретив им что-то делать или приказать им стать честными и порядочными, а религиозные убеждения меняют человека, делая его более нравственным.

***
Даже те, кто придерживаются крайне настороженных взглядов в отношении реализации свободы совести, вынуждены признать это. В частности Генеральный прокурор РФ Устинов В.В. в январе 2005 заявил: «Самая разветвленная правовая и карательная система не сможет удержать человека от преступления, если он готов преступить нравственный закон. Жалкой предстает судьба государства, в котором законопослушание диктуется одним лишь страхом перед уголовным наказанием».

Таким образом, развитие духовности является надлежащим ответом на вызовы настоящего времени современному обществу. Для этого нужно всего лишь обеспечивать реализацию свободы совести. Любые насильственные действия в данной области, любые навязывания могут быть причиной порой непредсказуемых реакций. Полагаем уместным привести мнение одного из корифеев российской юридической науки профессора Покровского И.А.: «…Духовные интересы составляют самое содержание, самую сущность человеческой личности – то, что дает ей ощущение ее подлинного «я» и от чего она не может отказаться, не переставая быть самой собою. Вот почему религиозные и нравственные убеждения способны бросить маленькую горстку людей, даже одного единственного человека, на самую решительную борьбу с огромным обществом, с всемогущим государством. Вот почему самый вопрос о неотъемлемых правах личности был поставлен впервые именно в этой области. Раз государственное или общественное вмешательство грозит сломать в человеке его самое ценное, грозит убить самую его духовную сущность, нет ничего удивительного, если он примет решение или отстоять себя, или погибнуть. Чем более растет человеческое самоосознание, тем более растет и ценность духовной свободы. Борьба личности за свои права является, таким образом, в этой области борьбой за свободное целеполагание, за нравственную свободу. Человек хочет свободно искать Бога и его правды, ибо только свободно признанный Бог есть Бог; принудительно навязанным может быть только идол».

Полагаем, что государство может и должно предпринимать все возможные действия и создавать условия для реализации свободы совести в соответствии с международными стандартами и создавать для защиты религиозных свобод эффективные средства правовой защиты.

Чтобы оставить комментарий, воспользуйтесь вашим аккаунтом социальной сети Login

Подпишитесь на нашу рассылку