Тенденции, достойные внимания

Есть ли решение для самой большой проблемы человека сегодня – глобального загрязнения тела и ума наркотиками?

Проблема алкоголизма и наркомании является «старой» проблемой общества.

Попытки уйти от тягот бытия с помощью одурманивающих веществ никогда не одобрялись в человечестве. Однако на протяжении долгих столетий такое поведение не представлялось людям бедой, угрожающей поглотить культуру.

«До начала двадцатого века, людям просто не приходило в голову рассматривать пьянство как болезнь. Сегодня же «алкоголизм» ― это не просто болезнь, а болезнь, оправдывающая принудительное психиатрическое лечение», – отмечает заслуженный профессор психиатрии, соучредитель Гражданской комиссии по правам человека Томас Сас.

Чтобы прием наркотиков разросся до сегодняшнего размаха, потребовалось вмешательство фактора, которого прежде в человеческой истории не было. Этот фактор –бездоказательная, но навязчивая психиатрическая пропаганда, согласно которой любое нежелательное поведение – это не поведение, за которое отвечает личность, а своего рода заболевание мозга, за которое она не отвечает.

Результатом этой долгой «пропаганды шепотом» стала катастрофа.

В конце XIX века медицина предложила для лечения курильщиков опиума лекарство, не вызывающее побочных эффектов. Новое лекарство, быстро ставшее популярным, называлось  морфий.

К 1870 году врачи выяснили, что морфий вызывает еще большие проблемы, чем опиумная зависимость. Для лечения морфинистов в 1898 году психиатры предложили новое снадобье «без побочных эффектов», также быстро снискавшее популярность. Вещество назвали  героин.

Перед Второй мировой войной, отвечая запросам времени, германские психофармакологи разработали лекарство и от героина. В честь Адольфа Гитлера, его назвали «долофин» или «Адольфин». После войны, это вещество получило название «метадон».

Как и следовало ожидать, метадон оказался веществом, вызывающим симптомы «ломки» значительно более  жестокие и продолжительные, чем-то, что им собирались лечить.

Вот что говорят люди, страдавшие от наркотической зависимости, которые перешли на метадоновую программу:

«Пожалуй, метадон – этот самое худшее, что вы можете дать человеку, поскольку тем самым вы говорите ему: нет ничего плохого в том, чтобы уколоться и забыться»,

«Поддерживающее лечение с использованием метадона – это узаконенная мука. Это лечение не направлено на работу с эмоциональными и духовными аспектами, которые обуславливают антинаркотическую зависимость. Если наркоман, который употребляет героин, начинает проходить метадоновую программу, то для него это всё равно, что меняться с кем-то местами на «Титанике»»,

«Тот, кому в голову пришла мысль дать человеку метадон, чтобы он перестал принимать героин, наверное был настоящим садистом».

Доктор Томас Сац в своей книге «Освобождение через притеснение» сообщает, что насилие – неотъемлемая черта «метадоновой терапии»:

«Для зависимых, ― пишет Салли Сэтел, которая преподает психиатрию в Йельском университете и работает в метадоновой клинике в Вашингтоне, – сила ― это лучшее лекарство… добровольной помощи часто оказывается недостаточно”.

Задача психиатра в метадоновой клинике ― перевести наркомана с зависимости от препарата, которую контролирует он сам, на зависимость от препарата, которую контролирует врач. Не удивительно, что для исполнения такой работы требуется принуждение», – отмечает профессор Сац.

В наши дни метадоновые клиники расплодились по земному шару как грибы. Метадоновая программа проталкивается сейчас на Украине. Сначала нам предлагают метадон бесплатно (своеобразная гуманитарная помощь), а потом нам придется покупать его за деньги…

Если метадоновая программа является не только не эффективной, но и наносящей ощутимый ущерб людям, есть ли эффективная альтернатива этому?

Еще в январе 1988 года Международная организация Нарконон, представляющая сеть некоммерческих светских организаций по профилактике и реабилитации наркозависимости, работающая по технологиям, разработанным гуманитарием ХХ века Л. Роном Хаббардом, инициировала на Парламентской Ассамблее Совета Европы принятие резолюции против метадона. И там же, на этой ассамблее, программа Нарконон была отмечена, как самая результативная и безопасная программа.

Программа Нарконон получила следующую оценку законодателей и деятелей из сферы здравоохранения:

«Помощь оказывается детям, наркоманам и пациентам психиатров. Я лично знаю людей, которые были исцелены от наркотической зависимости благодаря программе Нарконон. Такие инициативы являются помощью, оказываемой тем, кто нуждается в поддержке и защите». Б.Б., Член Европейского парламента, Нидерланды.

«Нарконон занимает уникальную позицию в реабилитации. Он предлагает достаточно безболезненное немедикаментозное отлучение от наркотиков – что-то, что большинство наркоманов и специалистов считают невозможным. В нём разработана эффективная программа, которая ничего не стоит для налогоплательщиков, в то время как правительство (США) инвестировало миллиарды долларов в экспериментальные методы, которые не предложили удовлетворительных решений». Альфонсо Паридес, доктор медицины, школа медицины при Калифорнийском университете в Лос-Анджелесе.

Вот что говорит о программе Нарконон человек, который прошёл курс её реабилитации:

«В течение многих лет я был рабом наркотиков, они отдаляли меня от семьи, и в конечном итоге я попал из-за них в тюрьму. Меня не интересовало ничего, кроме того, как достать героин. Я вел конченую жизнь до тех пор, пока мой отец не услышал о Наркононе и не отправил меня туда. Нарконон работает по такой системе, по технологии Л. Рона Хаббарда, которая не только показывает тебе, как перестать принимать наркотики, но и учит тебя тому, как жить и решать проблемы, как ставить и достигать цели. Я закончил программу 5 лет назад. Я женился. Нарконон спас не только мою жизнь, но и жизнь моей жены, Стефании. И теперь она мать моей здоровой, прекрасной дочери. Спасибо вам всем за мою прекрасную жизнь».

Чтобы оставить комментарий, воспользуйтесь вашим аккаунтом социальной сети Login

Подпишитесь на нашу рассылку