Интервью с правозащитником Крыжовым С.Б.

Сергей Борисович:
«1.Решение Европейского суда в стране, для которой это решение принято, является обязательным. Это решение принято обязательно. Когда будет принято решение судом, то оно должно быть исполнено Россией, правда еще не вижу ни одного решения суда, но есть уже несколько таких зарегистрированных и признанных приемлемыми жалоб, на это обращают внимание.
Меры, которые разрабатывает Минюст, для меня неизвестны, потому что по ним решение тоже не принято. Меры могут быть разработаны всякие, но конечно по религиозному признаку дискриминация запрещена, а поэтому я знаю относительно их, что эти разговоры для меня неведомы, со стороны государства. А люди, исповедующие религию свободны в отправлении своих обрядов, в том, сто они смогли совместно собираться, Единственное ограничение – они не должны нарушать права других граждан и законы государства. Вопросы, связанные с регистрацией религиозных организаций – это вопросы взаимоотношений этих организаций с государством, и за пределами требований, которые высказаны государством для регистрации религиозных организаций, вмешательство органов власти в деятельность религиозных организаций не должно происходить.
2.Какие бы ни были инициативы правительства, религиозная жизнь в стране как была, так и будет. Она не подлежит, в общем-то, регулированию со стороны государства. Она принадлежит признанию, и государство обязано в равной мере подходить ко всем религиозным организациям в своей обычной практике, т.е. это касается предоставления помещений, т.е. условия для всех организаций должны быть одинаковыми, а представление каких-то других ресурсов, которые государство может потребовать на организацию, условия должны быть просто равными. Это требует Конституция, и этого требуют все международные соглашения, которые распространяют свою силу и на Россию. Поэтому в рамках их и надо действовать, а то, что в последнее время нагнетается вот эта….. именно на межрелигиозной основе страхи того, что в обществе будут какие-то явления, с этим связанные. Но я думаю, что это как раз следствие того, что с одной стороны это нарушение полноправий религиозных организаций, но есть одна опасность, когда под видом религиозной организации действуют нерелигиозные организации. Это вопрос очень тонкий, требующий тщательного изучения, но критерий тут один: если к организации претензии и она занимается вещами, запрещенными законом, но пока я не вижу таких запретов, наложенных государством, неразумных с точки зрения ограничения на деятельность организаций. А вот, что касается регистрации организаций, тут идет определенное ужесточение в этом плане, насколько это разумно, мне судить трудно.
3.Мне трудно предполагать, какие проблемы государство, правительство собирается сейчас решить на такие запреты и ограничения, но знаю, что это общая тенденция сужения поля демократии, т.е. влияния вообще гражданского общества, его институтов. Это видно по уменьшению избирательных возможностей граждан, возможность на высказывание своего мнения путем референдума, это каким-то образом – общество под контролем государства. Поэтому сейчас «маятник» качнулся в сторону государства, дай бог, чтобы он уходил в обратную сторону, хотя бы до середины. Иначе будет сильный обратный эффект. То же самое с религиозными организациями. Это элемент гражданского общества. Те организации, которые не преследуют иных целей, как продекларированных их уставом, они имеют право на жизнь. Если под видом организации такого типа идут какие-то процессы, не связанные с религиозными вопросами, это вскрывается. Это видимо всегда было у нас: религиозные организации всегда были под контролем соответствующих органов. Как-то это вскрывается, но это не должно быть путем запрещения, а путем вскрытия этих незаконных действий.
4.Я считаю, что не только профилактике экстремизма, но и вообще правам человека недостаточно уделяется внимания при формировании подхода к обучению, воспитанию людей. Многие не знают и не понимают этих терминов. Когда говоришь о правах человека, к сожалению, государство не считает себя обязанным учить людей правам человека, в том числе и толерантности, терпимости, принятию других людей, других цивилизаций, других верований, Кто-то считает себя лучше других и последнее время, я замечаю, что все построено на соперничестве, ни на совместной деятельности во имя чего-то, а на соперничестве. Вот у нас мало того, что войны идут, есть заменители войн, ну например, спортивные состязания. Сколько энергии уходит у людей именно на соперничество, оно не всегда бывает добрым. На мой взгляд – это российская традиция, быть терпимым и к убогим и к каким угодно людям. У нас великая страна, это терпели обычные люди, а вот государство по-разному к этому относится время от времени. То давай всех инвалидов будем вместе содержать, то начинается ущемление их прав, то же самое с толерантностью. У нас только что был День толерантности 16 ноября, но мало, кто помнит, что есть такой всемирный день и я думаю, что скоро забудут, что есть День Конституции. К сожалению 12 ноября мы праздновали в прошлом году как государственный праздник. Я не очень хорошо отношусь к тому, что международные обязательства, которые взяла Россия, постепенно неофициально, а в жизни подвергаются ревизии. Это касается прав детей. Вот почему о конвенции «О правах ребенка» очень мало кто знает. Должного разъяснения положений этой конвенции в обществе нет, нет и самой конвенции, принятой Россией, есть обязательство распространять информацию. Идет общая тенденция на то, чтобы права человека были уделом отдельных людей, их занятием, а это не общая наша идея, которая записана в конституции, которая является центральной, главной в стране, но ей не стала до сих пор. То ли идет попытка де-факто – не признать конституцию, де-юре — это должно быть и признаваться, все эти программы должны реализовываться. Но это тяжелый путь для руководства, тяжело разговаривать с людьми достойными, каждый из которых чувствует свое достоинство. Как бы отказаться от своего желания просто приказывать, общество само не готово к такому, не осознало. Но тут должно быть встречное желание общества знать, а государства это желание реализовывать в своих программах, а потому и есть попытка совершенствования программ толерантности 2004 года и прекращение Праздника Конституции. Время настало такое……»

Вопрос: «но ведь что-то с этим можно сделать!?»

Сергей Борисович:
«На самом деле я думаю, что никакие действия ни государства, не знаю вообще кого, они не могут уничтожить у людей достоинство и «инстинктивное» понимание прав. Это действовать против природы. Когда-то все равно это будет понято, осознано обществом, и тогда государством. Те, кто писал конституцию ушли далеко вперед в своем понимании и, на мой взгляд, написали замечательно, но не все это понимают. То есть реальные процессы в государстве идут не по конституции, а по каким-то другим правилам, которые, к сожалению, мы принимаем, как должное. Как говорят: «Большинство граждан законопослушные, но им приходится следовать правилам, которые придумали не законопослушные люди. Вот так.»

Чтобы оставить комментарий, воспользуйтесь вашим аккаунтом социальной сети Login

Подпишитесь на нашу рассылку