Угроза демократическим свободам

Тенденция растущей религиозной нетерпимости в России
снова привлекает внимание международного общества по защите прав человека

Человечество приближается к началу нового тысячелетия, и лидеры правозащитного движения своей наиважнейшей задачей считают разрешение и предотвращение религиозных конфликтов среди народов Европы.

Одна из наиболее тревожных проблем будущего – сообщения об увеличивающейся религиозной дискриминации в России. В «Ежегодном докладе о международной ситуации в области религиозной свободы на 1999 год» Госдепартамента США целая 12 страничная секция посвящена России. В ней утверждается, что растущая религиозная нетерпимость, которая развивается вместе с развитием новых и «нетрадиционных» религий, «подогревается негативными сообщениями в средствах массовой информации и открытой критикой со стороны представителей Русской Православной Церкви и других влиятельных лиц».

Значительный рост открытой религиозной дискриминации религиозных движений в России начался в 1997 году с принятием закона «О свободе совести и религиозных объединениях».

Начавшись с нападок противников религии в «желтой» прессе, дискриминация затем выросла до попыток подавить деятельность «нетрадиционных религий».

На конференции по религиозным вопросам в Вашингтоне, 9 сентября 1999 года, лидер Московской Хельсинкской группы Людмила Михайловна Алексеевна представила доклад о нарушениях прав человека, отметив: «очевидно, что последствия закона 1997 года «О свободе совести и религиозных объединениях» … разрушительны. Официально закон был направлен против религиозных «сект», то есть против распространения так называемых «новых» религиозных движений в России».

Закон 1997 года разделил религиозные организации на несколько категорий. Русская Православная Церковь, ислам, буддизм и иудаизм оказались в более привилегированных условиях, а «новые» религии попали в самые худшие условия. Эта категория предусматривала ограничения их прав в отправлении религиозных ритуалах и церемониях в их собственных помещениях, печати, импорте и выпуске религиозной литературы, основании образовательных организаций и средств массовой информации, в приглашении зарубежных священников. Эти права были предоставлены только религиозным организациям, которые доказали, что они существуют в России как минимум 15 лет. Самые привилегированные организации были освобождены от налогов. Все ассоциации должны были перерегистрироваться в Министерстве Юстиции до конца 1999.

Как следует из доклада Государственного Департамента Соединенных Штатов, «несмотря на усилия Федерального правительства привести в исполнение закон либерально,  несмотря на уверения, что свобода совести будет соблюдена, ограничения продолжаются на местном уровне. Неопределенность закона и постановлений, противоречия между федеральными и местными законами и разнообразные разночтения дают местным чиновникам возможность для оправданий действий, связанных с подавлением активности религиозных меньшинств».

Более того, статистика министерства юстиции показывает, что поскольку в январе 1999 года в стране были зарегистрированы 16749 организаций, представляющих около 60 различных религиозных течений, то до конца года осталось зарегистрировать еще 15000 организаций. Возникает беспокойство, что группы, которые не смогут зарегистрироваться к концу года из-за задержек, связанных с выполнением всех постановлений на всех местных уровнях, станут уязвимыми для жестоких действий.

Судя по текущим докладам, религиозными группами, которые подвергались наибольшей дискриминации, являются «пятидесятники», католическая церковь, нетрадиционные православные христианские общины и «Свидетели Иеговы». Местные власти отказывают им в регистрации, выдворяют из их помещений, отказывают им в помещениях для проведения ритуалов или запрашивают огромные суммы за аренду этих помещений, обыскивают их дома или подавляют каким-либо другим способом.

В ряде случаев, иностранные миссионеры новых религий или религиозных меньшинств подвергаются особой дискриминации. Некоторые из них были выдворены из страны по загадочным причинам, другие не смогли получить визу. Католическая церковь также считается как «иностранной религией», поэтому многие ее церкви и другая недвижимость все еще не возвращена.

Что касается остальных религиозных групп, то наиболее явные попытки дискриминации были сделаны по отношению к саентологам, что выразилось в 16- месячном расследовании, производимом Московской прокуратурой. Доклады о дискриминации описывают изгнание саентологов из общежития с нарушением всех договорных обязательств лишь по звонку из определённых органов, необоснованный и, естественно, незаконный отказ в регистрации саентологов из других городов по месту проживания, внезапные нападки на религиозные и общественные саентологические организации, а также незаконное задержание более 200 человек в здании Гуманитарного Центра Хаббарда в феврале 1999 года.

«За последние 6 лет государственные органы не имели проблем с центром, но сегодня, видимо, в предвыборной борьбе, их подталкивают к другим мерам. Тоталитарные силы, теряющие свое влияние, в агонии пытаются уничтожить как можно больше новых идей, появившихся после распада СССР. Мы расцениваем данные обвинения и дискриминацию по религиозному признаку как уничтожение демократических завоеваний общества» – сказала директор Гуманитарного центра Хаббарда Дворядкина Наталья Сергеевна.

Религиозная нетерпимость влияет не только на «новые» религии. Например, антисемитская и фашистская деятельность стала острой проблемой, и это отразилось в речах президента Ельцина, который постоянно осуждал экстремистское отношения. Поэтому некоторая неразборчивость религиозной дискриминации в России показывает и то, что закон 1997 года, нацеленный на нетрадиционные религии, не является причиной возрастающей религиозной нетерпимости. Он просто облегчил задачу заключающуюся в дискриминации нетрадиционных религий и их последующем уничтожении – особенно со стороны как Русской Православной Церкви, так и правительственных чиновников. Органы, защищающие Международные права человека, такие, как Международная Хельсинкская федерация, организация объединенных наций и Государственный Департамент Соединенных Штатов, были особо предупреждены о дискриминации со стороны чиновников, при этом в качестве доказательства приводились ссылки на накопленный опыт опасных последствий проведения негласных санкций, и примеры того, к чему они привели.

Судя по всем докладам, Русская Православная Церковь является ключевой фигурой, стоящей позади гонений на не православные религиозные группы. Московская Патриархия принимала меры для того, чтобы статус других церквей, как бесполезных, был аннулирован, и принимала участие в националистической деятельности и предвыборной агитации.

«Если мы не будем бдительными и если мы не будем работать вместе для того, чтобы достичь диалога и терпимости, религиозная свобода может стать историей пост-перестроечного периода» – сказала Дворядкина. – «Россия должна помнить, как инакомыслящих посылали в ссылку, заключали в психиатрические лечебницы и подвергали пыткам, как они проводили свою жизнь в заключении за свою веру. Мы должны быть нацелены на религиозную терпимость и свободу для всей нашей страны».

Религиозная нетерпимость выражается также в экстремизме и воинствующих действиях. Год назад в здании Головинского межмуниципального суда представители экстремистской группы, назвавшие себя «Православные Вооруженные силы», нападали на московских «Свидетелей Иеговы», заявляя, что их обязанностью является наведение порядка в стране и установление Православного государства, каким была Россия до 1917 года.

Перед судебным заседанием члены воинствующей группы заблокировали вход в зал заседаний, не допуская туда Свидетелей Иеговы и пропуская туда только своих членов. В коридоре здания суда они пародировали религиозные ритуалы «Свидетелей Иеговы». Руководил пикетом и отдавал приказ блокировать вход в зал заседаний один из них, называвший себя «Кириллом».

Этот инцидент является вторым случаем, когда военные экстремисты пытались воздействовать на московскую общину «Свидетели Иеговы» в помещениях Головинского межмуниципального суда. Первый инцидент произошел в конце 1998 года. В нем участвовали 20 воинствующих экстремистов в черной униформе с нашивками «Центральной казачьей армии», которые прибыли в зал суда и также пытались заставить журналистов покинуть зал заседаний.

Религиозная община «Свидетели Иеговы» существует в России с начала этого столетия.

Воинствующий экстремизм проявляется также и по отношению к евреям. Вновь освященная синагога в Новосибирске была разгромлена после еврейского праздника Пурим; согласно сообщению газеты «Коммерсант-Дейли», вандалы исписали стены храма националистическим девизом «Евреи, убирайтесь из России», аббревиатурой «Российского национального единства» (РНЕ) и фашистской свастикой и разорвали Тору, священное еврейское Пятикнижие. Местный лидер РНЕ, Николай Кононенко заявил, что он не рассматривает эту ситуацию как «что-то ужасное», «просто подростки развлекались».

Международное сообщество по защите прав человека продолжает настаивать на расширении диалога между религиями и между религиями и государством, как на элементе, необходимом для разрешения проблемы. Но, возможно, если бы все причастные к этому службы правительства и Русская Православная Церковь объединились в противостоянии против нетерпимости и экстремизма, это дало бы наилучший результат.

«Любой имеет право верить, во что от хочет. Но когда притесняется свобода других – используется ли служебное положение для злоупотребления или угнетения, или ведутся военные действия, прикрываясь названием религиозной православной общины – границы свободы нарушаются. Настало время действовать. И законы страны должны применяться в соответствии с этим» – сказала Дворядкина.

«Религиозное многообразие не является угрозой, до тех пор, пока вашей безопасности не угрожает свобода других людей. Разнообразие религиозных групп способное мирно сосуществовать в обществе является знаком демократического здоровья этой нации» – заключила она.

Чтобы оставить комментарий, воспользуйтесь вашим аккаунтом социальной сети Login

Подпишитесь на нашу рассылку