Я прав лишь потому, что хочется мне кушать!

Конституция России гарантирует свободу религии. Но некоторые политики до сих пор сожалеют о тоталитарной власти, чтобы диктовать другим, во что верить.

Пока Санкт-Петербургская Администрация выделяет бюджетные деньги на поддержание групп, которые стремятся уничтожить религиозные меньшинства, депутат Госдумы Нина Кривельская издает книгу, поддерживающую центры депрограммирования, видимо, для «промывки мозгов» инаковерующим.

В редакции «Право на свободу» – бюджет Администрации города Санкт-Петербурга на 1998 год. В одной из граф – 5.000 рублей на поддержание «Ассоциации защиты семей и лиц от негативных информационно-психологических воздействий» – рядовой Санкт-Петербургской общественной организации, прославившейся борьбой с «инакомыслящими от религии» и пропагандой идей депрограммирования.

«Депрограммирование» – это современное название для старой практики изменения взглядов человека. Раньше это была попытка подавить свободу политической мысли, теперь – мысли религиозной.

Суть данной практики базируется на психиатрических теориях промывки мозгов, разработанной американскими психиатрами Маргарет Сингер, Робертом Лифтоном и покойным Джолионом Уэстом. В своих фанатичных попытках искоренить религиозные меньшинства, депрограмматоры часто прибегают в похищению людей и избиению, а так же к другим формам физического насилия, даже к изнасилованию.

Вряд ли можно было ожидать чего-то другого от психиатров вроде Уэста, об исследованиях которого можно судить хотя бы по поражающими воображение экспериментам над животными. Уэст однажды так накачал слона ЛСД, что бедняга свалился замертво в страшном припадке агонии.

Применение депрограммирования на практике было разработано американцем Тэдом Патриком, создавшим Сеть Осведомления о Культах (CAN) в 1974 г. Несмотря на «образовательный» характер CAN, указанный в названии организации, её деятельность была далека от безупречной. К середине 90-х годы около десятка депрограмматоров CAN были осуждены за преступную деятельность по депрограммированию. Наиболее крупный скандал вокруг CAN разразился в 1996 году, когда её признали банкротом вслед за решением суда, обязавшим CAN выплатить 4 миллиона 850 тысяч долларов в качестве компенсации за жестокое обращение с христианином.

Причина такого стремления Администрации Санкт-Петербурга поддержать не Красный Крест, а организацию, открыто рекламирующую свою приверженность криминальным, противоречащим не только Конституции, но и всем нормам человеческой морали методам, становится более ясной, если взглянуть на общую тенденцию отношения государственных органов к религиозным меньшинствам в стране.

За период нескольких лет движение депрограммирования, выросшее во многом из-за попустительства властей нарастающему экстремизму и нетерпимости и привычкой государства бороться с инакомыслием, начало распространять корни «депрограммирования» в самой власти. «Страшилки» о новых религиозных движениях поползли практически по всем центральным и региональным изданиям – народу с помощью наработанных пропагандистских методик внушали ксенофобию к религии.

После нескольких лет усиленной пропаганды, государственные структуры стали открыто выражать свои симпатии к «более государственной» религии и в 1997 году недобрые к нетрадиционным религиям настроения депутатов Государственной Думы вылились в закон «Об общественных объединениях и религиозных организациях», ставшим позором российской демократии.
Закон обеспечил «зеленую улицу» идеям депрограммирования. «Комитет по спасению молодежи», уже нисколько не стесняясь связи с депрограмматорами, напечатал статью рекламного характера в «Аргументах и Фактах», открыто рассказав о современных методах лечения «инаковерующих», не забыв указать и свой телефон.

Сегодня на книжных прилавках лежит книга депутата Государственной Думы Нины Кривельской о «реабилитационных» центрах для верующих, создающихся по типу психиатрических учреждений. «Реабилитация», скорее всего не будет добровольной, но почему же при этом депутат Кривельская позволяет себе решать, чья вера «правильная», а чья – «неправильная»?

Ответ – в старинной басне Крылова: «Я прав лишь потому, что хочется мне кушать».

 

Чтобы оставить комментарий, воспользуйтесь вашим аккаунтом социальной сети Login

Подпишитесь на нашу рассылку