Защита прав граждан, страдающих психическими расстройствами

Ершов Ю.Л.

доцент кафедры Гражданско-правовых дисциплин юридического факультета Курганского государственного университета,
кандидат юридических наук

www.cchr.ru, www.about-cchr.ru

Лица, страдающие психическими расстройствами, нуждаются в защите. Это парадоксальная вещь, ведь больше ни одна сфера медицины не рождает такого рода опасности, чтобы его функционирование требовало специальной защиты для людей. Тем не менее, это признанный на законодательном уровне факт. Документами, регламентирующими права человека в этой сфере в РФ являются, помимо таких основополагающих актов, как Конституция РФ, также Закон РФ «О психиатрическом помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании», Основы законодательства РФ об охране здоровья граждан, Декларация ООН о правах людей с психическими расстройствами и пр.

Именно от психиатрии во многом зависят такие основополагающие юридические понятия, как недееспособность в гражданском праве и невменяемость — в уголовном. Человек по заключения врачей- психиатров может перестать быть хозяином своей жизни и сама жизнь может протечь у него сквозь пальцы. Особенности же психиатрии таковы, что заключения о психическом здоровье человека  не являются и не могут быть объективными. Отличие ее диагнозов в следующем: их невозможно проверить или доказать. Если человека, к примеру, снимают со спортивных соревнований под предлогом того, что у него перелом кости, то рентген покажет правда это или нет. Отстранение от работы якобы из-за наличия инфекции может быть проверено путем сдачи и оценки анализов. И так практически со всеми видами медицины кроме психиатрии. Психиатрия основана на оценке врачом-психиатром слов пациента и сообщений о его поведении в быту. Причем, в отличие от рентгеновских снимков и анализов, сообщения эти также не являются объективными. Как правило, они исходят от лиц, заинтересованных в судьбе человека, причем в отнюдь не лучшем ее развитии. Когда человек утрачивает дееспособность, он попадает под власть опекуна, и сам больше не может совершать никаких юридических действий. Если к обвиняемому в совершении преступления по заключению о его невменяемости подлежат применению принудительные меры медицинского характера, дело судом перестает рассматриваться на предмет наличия состава преступления, виновности и даже самого события преступления. Дело автоматически закрывается, и сам человек может сгинуть в психиатрических заведениях строгого режима.

Права на свободу и личную неприкосновенность могут серьезно пострадать от принудительной госпитализации человека в психиатрическую больницу для его недобровольного лечения. Широкую огласку получили многочисленные случаи насильственного помещения здоровых людей в психиатрические заведения для завладения их жильем. Это возможно именно потому, что контроль за состоянием законности в сфере психиатрии совершенно недостаточен.

Даже после смерти человека психиатрия может нарушить его права, а именно, право на последнее волеизъявление, выраженное в завещании. Нередко встречаются такие споры между наследниками, где обиженные завещанием наследники оспаривают его действительность под предлогом того, что при его составлении наследодатель не понимал значения своих действий и не мог руководить ими.

Субъектами защиты со стороны государства призваны выступать правоохранительные органы — Министерство внутренних дел и прокуратура, а конечной инстанцией рассмотрения споров остается суд. Кроме того, весьма важную роль в защите прав таких людей может сыграть и Уполномоченный по правам человека. В России постепенно складывается практика проверки со стороны омбудсменов соблюдения законов в психиатрических больницах и психоневрологических интернатах.  Учитывая, что психиатрия – это сфера медицины, еще одним контролирующим законность субъектом должно выступать Министерство здравоохранения и социального развития, как федерального, так и регионального уровней.

Многие из людей, у которых диагностировано психическое расстройство, признаны недееспособными, что делает их субъектами заботы и защиты со стороны органов опеки и попечительства, входящих в состав органов местного самоуправления. Наконец, в этой сфере действуют и общественные правозащитные организации, одна из самых известных среди которых — Международная гражданская комиссия по правам человека, которая провела много серьезных расследований злоупотреблений и массовых преступлений по всему миру — в Австралии, Южной Америке, США, Югославии. В настоящее время ее отделения действуют и в Российской Федерации.

Защита прав пациентов при этом должна состоять как в материально-правовых, так и в процессуальных мерах, направленных на охрану их прав и законных интересов. С материально-правовой точки зрения требуется привести законодательство о психиатрии в соответствие с действующими российскими нормативными актами. Это касается и Закона о психиатрической помощи от 02.07.1992г., который уже вошел в противоречие как с Конституцией РФ, так и Основами законодательства об охране здоровья граждан, равно как и с Европейской конвенцией о защите прав человека и основных свобод. В вердикте по делу Т. Ракевич  против Российской Федерации Европейский суд по правам человека обратил внимание нашего государства на необходимость изменения законодательства. Кроме закона существует и ряд иных правовых актов, требующих пересмотра, во многом потому, что действуют они с советских времен, когда психиатрия была патентованным средством расправы с неугодными власти лицами. К примеру, Решением Верховного суда РФ от 29.01.2007г. и Определением Кассационной коллегии Верховного суда РФ от 12.04.2007г. по заявлению Тимченко С.С. были отменены ряд  норм Положения о психоневрологическом интернате. Это Положение было принято в 1979г. и до сих применялось  психоневрологическими интернатами. Его пункты лишали помещенных туда лиц права иметь при себе паспорт, свободно пользоваться своим имуществом, самостоятельно, без контроля со стороны администрации интернатов, тратить заработанные деньги. И это средневековье с практически крепостной системой действовало повсеместно. Суды Российской Федерации  приняли ряд принципиальных решений, дающих повод использовать международно-правовые нормы в совокупности с российскими для обеспечения защиты нарушенных в сфере психиатрии прав. Особо стоит отметить решение Ленинского районного суда г. Екатеринбурга от 21.01.2006г. по иску Федорова, где районный, а в последствии и Свердловский областной суд указали, что ст. 1070 ГК РФ о возмещении причиненного государственными органами и должностными лицами вреда должна применяться расширительно вкупе с положениями Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод, и ее действие было распространено на случаи принудительной госпитализации людей в психиатрические стационары.

В процессуальном аспекте необходимо обеспечить полноту и всесторонность судебного рассмотрении дел о признании недееспособным, а также о применении принудительных мер медицинского характера и о принудительном помещении человека в психиатрический стационар. Как было отмечено по одному из дел Конституционным судом РФ, следует оценивать заключение психиатров и их консилиумов о необходимости госпитализации человека против его воли не как заключение экспертов, а как мнение заинтересованного в исходе дела лица. Судам же важно критически относиться к таким заключениям и исследовать все аспекты жизни человека, его поведение в быту, на работе и т.д. Кроме того, важно также и обеспечение участия адвоката в таких делах в таком же режиме, который действует  в уголовном процессе. Ведь цена в обоих случаях — человеческая свобода и судьба.

Чтобы оставить комментарий, воспользуйтесь вашим аккаунтом социальной сети Login

Подпишитесь на нашу рассылку